ВИРТУАЛЬНАЯ ЭКСКУРСИЯ     

«Война. Блокада. Семеновы-Тян-Шанские»

 Страшное слово – блокада!

Объявление войны перевернуло уклад миллионов семей в нашей стране. Летом и осенью 1941 года враг быстро подступал к Ленинграду, но большая семья Семёновых-Тян-Шанских, свято веря в то, что город не будет сдан, не собирались его покидать. Уже после того, как блокадное кольцо сомкнулось, зимой 1941 года Михаил Дмитриевич Семёнов-Тян-Шанский защитил докторскую диссертацию по географии, его дочь – Анастасия стала кандидатом биологических наук, а учёный-кораблестроитель Владимир Вениаминович Семёнов-Тян-Шанский – кандидатом технических наук. Страшное время голода и холода наступило для ленинградцев зимой 1941/42 гг. В городе исчезло электричество, отопление, перестал работать водопровод. В самые страшные дни блокады – осенью 1941 года – иждивенцы получали 100 граммов хлеба, служащие – 125, а рабочие – 200. В конце декабря нормы чуть увеличили: для служащих – 200 граммов, для рабочих – 250. Для многих эта крохотная прибавка не изменила положения. Люди стали погибать от истощения… Первым в семье, скорбный список открыл Измаил Петрович. 

Вот какие строки оставил об этом в своём дневнике Вениамин Петрович Семёнов-Тян-Шанский: 

«У брата Измаила дела сложились катастрофически. Он совершенно не заметил, что обрекая себя на величайшие добровольные самопожертвования, Надя приближалась к нервному удару. К счастью, он оказался лёгким. Но факт удара, с необходимостью во что бы то ни стало спасти жизнь Нади, заставили голодать брата Измаила настолько, что он незаметно для себя самого растерял свои личные силы и скончался от голода 3 января 1942 года. Когда он предсказывал сам себе это вслух, никто ему не верил, но он оказался прав…»

Жившему с родителями сыну Святославу ежедневно приходилось проделывать путь в 10 км. Он, инженер-металлург, продолжал работать на заводе имени Карла Маркса, выпускавшем оборонную продукцию. Его силы таяли ещё из-за того, что сказались последствия неудачной довоенной операции, у него от неимоверной физической нагрузки и истощения отказали ноги. Он умер через месяц после отца… 

Еще раньше, 19 января, скончался, проживавший в той же большой «семёновской» квартире племянник Измаила Петрович – Михаил Дмитриевич. Его сестра Вера Дмитриевна вспоминала: «10 января пришёл к нам мой брат Михаил. Усталый, слабый, и несмотря на полную мою окаменелость, моё сердце переворачивалось, замирало, глядя на брата, у него с моим мужем завязался разговор. Они даже оживились, говорили о будущем, лучшем и скором… Потом перешли на поэзию. Михаил прочёл свои новые стихи. Я в это время заварила кофе, ещё оставшийся, дала какие-то лепёшки из картофельной шелухи, кусочек сахара и несколько «пьяных» вишен. Бедный мой брат растрогался до слёз от такого угощения. Они чокнулись вишнями за будущее…» Слово дочери М.Д. Семёнова-Тян-Шанского - Анастасии «Но потом наступило это… Когда уже ничего нельзя сделать, чтобы вернуть человека к жизни… Я снова пошла в Смольный вернуть билеты на самолёт и попросиить дать путёвку в стационар. 19 января 1942 года … утром свезли отца на саночках в стационар в «Асторию». Он умер около 8 часов вечера, тихо заснул, чисто вымытый в чистой постели… Свезти их на кладбище помог завхоз  Географического музея. Он приехал на лошади и отвёз тела отца, его дяди Измаила Петрович и его сына Святослава Измайловича на братское кладбище на Голодае. У нас не было хлеба платить за рытьё отдельных могил…»

       В начале 1942 года от голодной дистрофии скончались ещё два сына Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского – известные учёные зоолог Андрей Петрович и географ Вениамин Петрович. Жена Измаила Петровича – Надежда Владимировна была эвакуирована в Кировскую область, но так и не смогла поправиться. Она скончалась осенью 1942 года…

В тылу – как на фронте.

         В блокадном Ленинграде осталась семья Владимира Вениаминович Семёнова-Тян-Шанского, жена Вера Викторовна и дочери Марина и Александра. Преподаватель Кораблестроительного института В.В. Семёнов-Тян-Шанский всю блокаду жил и работал в Ленинграде. Приказом командующего Балтийским флотом ему было поручено проводить работу по обобщению опыта боевых повреждений и эксплуатации кораблей флота в ходе боевых действий. С марта 1942 г. он работал старшим научным сотрудником Центрального научно-исследовательского института им. А.Н. Крылова, ему было выдано удостоверение, в котором говорилось о полном содействии в работе командирами соединений и кораблей Краснознаменного Балтийского флота «путём личных бесед с экипажем и представления для ознакомления документов, отражающих боевую деятельность кораблей». На основании проведённых исследований Владимир Вениаминович разрабатывал методику расчётов непотопляемости кораблей при подрыве на минах. Он вел не только теоретическую работу, но и занимался обучением экипажей боевых кораблей методам борьбы за живучесть судна. 19 июня 1943 года В.В. Семёнов-Тян-Шанский был награждён медалью «За оборону Ленинграда». Осенью 1943 года возобновил работу Кораблестроительном институте. После войны стал доктором наук, профессором, был награждён орденами Знак почёта и Трудового Красного знамени. 

 

       Врач Вера Викторовна Семёнова-Тян-Шанская осенью 1941 г. была призвана на военную службу и направлена в Эвакогоспиталь №267. Приведём официальный документ, который, конечно же, не отражает всего драматизма работы военврача в блокадном Ленинграде, лишь кратко сообщает нам о результатах её работы: «Майор медицинской службы Семёнова-Тян-Шанская В.В. работала старшим ординатором нервного отделения Эвакогоспиталя с 29.11.1941 по 24.08.1944 г. Специализировавшись в области лечения травматических заболеваний нервной системы, свой богатый опыт применила в лечении раненых и контуженных. Самоотверженной работой и правильно применёнными новейшими методами лечения тов. Семёнова-Тян-Шанская добилась уменьшения сроков лечения, снижения смертности тяжёлых травматических заболеваний нервной системы и значительного увеличения выписки в строй раненых и больных.

В период вражеских артобстрелов госпиталя, когда в нервное отделение попало 4 артснаряда, тов. Семёнова-Тян-Шанская проявила образцы отваги и мужества, оказывая помощь раненым и ликвидируя последствия поражения». Как говорилось в наградных документах, «за проявленную отвагу и мужество, высокие образцы делу служения Родине» Вера Викторовна была награждена орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Ленинграда».

После окончания войны – В.В. Семёнова-Тян-Шанская служила в Военно-медицинской академии, защитила докторскую диссертацию. Вышла в отставку в звании полковника.   

 

Они сражались за Родину!

      Трём представителям семьи Семёновых-Тян-Шанских выпало защищать Родину с оружием в руках. Это старший внук Петра Петровича – Кирилл Рафаилович и братья Олег и Георгий Измайловичи Семёновы-Тян-Шанские. Первый из них, Кирилл, погиб в боях за Ленинград.

Осенью 1941 года К.Р. Семёнов-Тян-Шанский был призван в армию, и поначалу направлен в тыл. Здесь младший лейтенант Семёнов-Тян-Шанский становится инструктором и обучает новобранцев перед отправкой на фронт. В конце января 1942 года, узнав о кончине своего дяди, Михаила Дмитриевича, который в детстве заменил ему умершего отца, Кирилл настоял на своём направлении  на  фронт.

   В начале февраля 1942 года 198 стрелковая дивизия 54 армии Ленинградского фронта вела изнурительные бои на участке железной дороги Кириши-Мга. Среди пополнения 1029 полка, входившего в состав дивизии, был и взвод под командованием младшего лейтенанта Семёнова-Тян-Шанского. 16 февраля 1942 года получившей свежие подкрепления 54-я армии перешла в наступление на Любань. Ей была поставлена задача взломать фашистскую оборону на линии железной дороги и, соединившись с частями 2-й Ударной Армии Волховского фронта, нанести совместный удар по вражеским войскам, блокировавшим Ленинград. Железнодорожная насыпь, высотой более трёх метров, да ещё хорошо укреплённая огневыми точками, превратилась для наших бойцов в неприступную крепость. Кровопролитные бои развернулись за станцию Погостье, ведь на противоположную часть пути легче всего было пробиться именно через переезд станции. Здесь сражались и бойцы 1029 стрелкового полка.  Ценой огромных потерь станция была взята нашими частями. 

        После недельной передышки, 9 марта части 54-й армии перешли в наступление. 198-я дивизия, в рядах которой сражался взвод лейтенанта Семёнова-Тян-Шанского, сходу пробивает вражескую оборону южнее Погостья и ведёт ожесточённые бои, медленно продвигаясь вперёд. Наступать приходилось по заболоченной и лесистой местности, увязая по пояс в снегу.

          В донесении Генштабу из штаба Ленинградского фронта за 12 марта 1942 г. говорилось: «198-я стрелковая дивизия, занимая прежнее положение, продолжала уничтожать остатки противника на опушках рощ», и далее сообщалось, что потери в 54-й армии в этом районе за сутки составили 84 человека убитыми и 644 ранеными. Одним из погибших в этот день был командир взвода 1029 полка младший лейтенант Кирилл Семёнов-Тян-Шанский. Его боевой путь – чуть более месяца кровопролитных боёв и несколько километров заснеженной болотистой равнины… 

        В историческом труде «На Волховском фронте 1941-44 гг.» об этих боях мы встречаем всего несколько строк: «В марте 1942 г. войска 54 Армии прорвали оборону противника в р-не Шалы (15 км восточнее Погостья) и, расширив прорыв до 25 км, продвинулись на 20 км к югу в направлении Любани, очистили от противника Погостье и захватили крупные населенные пункты и узлы сопротивления: Кондую, Смердыню, Кородыню. Однако к концу марта ее соединения были остановлены на рубеже р. Тигода подошедшими резервами противника». В конченом итоге наступление захлебнулось…

 

       Если суммировать архивные материалы, оценки самих участников тех событий и подсчёты современных поисковиков, можно прийти к выводу, что на этом маленьком участке фронта войска Красной Армии за неполных 3 месяца потеряли убитыми и пропавшими без вести (не считая раненых) более 30 тыс. солдат и офицеров. Писатель-фронтовик Сергей Смирнова в книге "Рассказы о неизвестных героях" замечает, что каждый, прошедший через эти бои, а тем более погибший, достоин звания Героя.

Кирилл Семёнов-Тян-Шанский был захоронен в одной из многочисленных братских могил недалеко от ст. Погостье, позже его останки были перенесены на мемориальном кладбище у д. Новая Малукса. Правда, на мемориальных плитах, с перечислением более чем двадцати тысяч павших бойцов, найти знаменитую фамилию невозможно. Здесь Кирилл Рафаилович значится под своей родовой фамилией Семёнов. Так же, как именовались его предки из служилого рязанского рода, с XIV столетия защищавшего границы Русского государства.

 


Более счастливо сложилась боевая судьба двух других Семёновых-Тян-Шанских, воевавших на фронте. Уже 23 июня 1941 года Петроградским военкоматом был призван в РККА Георгий Измайлович Семёнов-Тян-Шанский. Через два дня он оказался в зоне боевых действий в качестве командира взвода 248 зенитно-артиллерийского дивизиона Западного фронта. Такие дивизионы защищали части действующей армии от воздушных атак, и, конечно же, сами подвергались постоянным бомбардировкам. В первые месяцы войны немецкие самолёты захватили господство в воздухе, и противодействие советской авиации налётам фашистских бомбардировщиков было малоэффективным. Основная нагрузка легла именно на зенитчиков. 
Быстрое продвижение врага вглубь страны летом 1941 года позволяло их бомбардировочной авиации наносить удары не только по фронтам, но и по стратегическим объектам глубоко в тылу. Важнейшими из таких объектов были железные дороги. Зенитный дивизион, в котором служил Г.И. Семёнов-Тян-Шанский, был передислоцирован в Бологоевский район ПВО, главной целью которого было прикрытие участка Московской железной дороги, соединявшей Москву и Ленинград. По официальным данным только на станцию Бологое за годы Великой Отечественной войны было совершено 527 налетов фашисткой авиации, а первый из них состоялся уже 2 июля 1941 г. В марте 1942 г. выходит постановления Ставки, о замене бойцов зенитной артиллерии на девушек-комсомолок. В марте 1942 г. лейтенант Г.И. Семёнов-Тян-Шанский становится командиром взвода в 357 стрелковой дивизии, выведенной после изнурительных боёв в тыл. В сентябре дивизия в составе 5 стрелкового корпуса 3-й Ударной Армии была сосредоточена на Калининском фронте в районе г. Великие Луки. Перед частями Армии была поставлена задача в конце ноября 1942 г. перейти в контрнаступление, главная цель которого - не дать немцам перебросить подкрепление под Сталинград, а также освободить от врага Великие Луки. Полки 357 дивизии в ходе боёв прорвали оборону и обошли город с юго-запада, замкнув кольцо окружения. Последовал мощный контрудар противника, но он не достиг цели, окружённые войска остались в городе. Через месяц, измотав наступавшие части вермахта войска 3 Ударной Армии перешли к уничтожению окружённого в городе противника. Уличные бои продолжались ещё две недели. Взвод лейтенанта Семёнова-Тян-Шанского вёл активные боевые действия, переходя от атак к обороне и снова атакуя в полевых условиях и уличных боях. Именно за Великолукскую операцию Георгий Измайлович был награждён медалью «За боевые заслуги». 28 июля 1943 г. при артобстреле Великих Лук он был ранен осколком в ногу и был отправлен в госпиталь, где находился около 9 месяцев. 
После излечения Г.И. Семёнов-Тян-Шанский был направлен в 52 фронтовой запасной артиллерийский полк 1-го Прибалтийского фронта, в котором и встретил Победу. После войны Георгий Измайлович вернулся в Ленинград, работал в Институте океанологии АН СССР. В 1985 г. он был награждён орденом Отечественной Войны 1-й степени. Скончался в 1989 году.     

 

Старший брат Георгия – Олег, научный сотрудник Лапландского заповедника, по зрению не подлежал призыву, но настоял на направлении на фронт. 10 ноября 1941 года он принял «боевое крещение» в составе 313-й стрелковой дивизии Карельского фронта в оборонительных боях под Медвежьегорском. В своём дневнике, который Олег Измайлович вёл всю жизнь, в этот день он записал: «Миномётный обстрел, атака автоматчиков. Ночью переход вперёд. Днём укрепляемся на новой линии. Построили землянки. Огонь прямо по нам». В письме матери он делится впечатлениями от первых дней на фронте: «Граната разорвалась в нескольких метрах от меня, ранила одного бойца и расщепила ложе моей винтовки. Кроме того, по окончании боя, я обнаружил пулевую пробоину на алюминиевой ложке, находившейся в кармане моего полушубка…» Вскоре Олег Измайлович был переведён в артиллерийскую службу в качестве метеоролога-наблюдателя. Вот когда пригодился его опыт работы на метеостанции в Петровке! На Карельском фронте в 1942 г. финские войска смогли захватить Петрозаводск, перерезать Беломоро-Балтийский канал и железную дорогу на Мурманск, но, в конечном итоге, были остановлены и в 1943 г. война здесь перешла в позиционную фазу. Зимой 1942 г. Олег Измайлович назначается командиром вычислительного отделения метеорологического взвода батареи Командующего артиллерией 32 Армии. В его задачу входило не только составление метеосводок для артиллерии и авиации армии, но и подготовка фронтовых метеонаблюдателей, координация их действий. Кроме этого он редактировал армейскую газету и даже давал уроки английского языка офицерам, задействованным в контактах с союзниками. В октябре 1943 г. старший сержант Семёнов-Тян-Шанский был представлен к медали «За боевые заслуги». В наградном листе говорилось: «Своей самоотверженной работой он обеспечил повышение точности огня по врагу, выполняющей боевые задачи артиллерии всей Армии». 

В 1944 году пришла очередь наступать и войскам Карельского фронта. 20 июня части 32  Армии перешли в наступление, в ходе которого была разблокирована Кировская железная дорога, освобождён Медвежьегорск. Наши войска взломали эшелонированную оборону финнов и к 10 августа находились уже в нескольких километрах от государственной границы. Успешное наступление вынудило Финляндию выйти из войны и подписать мирный договор с СССР. Почти 24 тыс. бойцов и офицеров были награждены по окончании Свирско-Петрозаводской операции. Среди награждённых был и старший сержант О.И. Семёнов-Тян-Шанский. Приведём выдержки из его наградного листа: «Самоотверженной и инициативной работой обеспечил отличное и бесперебойное обслуживание артминчастей Армии метебюллетенем, давая возможность производить полную подготовку исходных данных для стрельбы, что повысило точность огня и способствовало успешным действиям артиллерии. Одновременно обеспечивал ВВС данными о погоде и аэрологическими разрезами атмосферы, тем самым способствуя нашим авиачастям успешно решать боевые задачи». 19 августа 1944 г. Олег Измайлович был награждён орденом Красной Звезды. 

В послевоенные годы О.И. Семёнов-Тян-Шанский вернулся к научной работе, ведь даже во время войны он продолжал вести свои натуралистические наблюдения, по итогам которых в «Зоологическом журнале» за 1947 г. будет опубликована его статья «О пролёте птиц в Карелии (1942-1944 гг.)». За свою многолетнюю работу в Лапландском заповеднике он был награждён орденом Трудового Красного знамени. О.И. Семёнов-Тян-Шанский умер в 1990 г. и похоронен на территории заповедника, где и сейчас действует его музей. 

© 2019 Музей-Усадьба "Рязанка"